Category: история

ыбки

А-а-а-а-а!!!!!!!!!

Держите меня - у меня скоро судороги от хохота начнутся! Тут в процессе обсуждения хатуль мадана выяснилось, что Задорнов таперича лингвист! И вот чего я нашла - выкладываю только несколько отрывочков:

И наконец одно из самых теплых слов русского языка – РОДители – РОД ТЕЛА! ТЕЛАМИ ПРОДОЛЖАЮЩИЕ РОД!

А началось все с создания мира слогом «АМ». Потом мать-материя дала энергию новой жизни – «МА»! Все знают, как начитается Ветхий Завет: «Вначале было слово. И слово это было Бог!» Я бы эти строчки продолжил: «А вторым словом было «МА-МА».
От слога «АМ» образовался и древний глагол «АМАТЬ». Тоже самое, что кушать. Я ем – я амаю. От этого же индоевропейского корня и знаменитое английское «I am». Мистика, конечно, но даже название целой страны начинается с этого же слога «АМерика». Очень точно! Лучшего названия не подобрать к государству, в котором все всё время амают, то есть едят!Collapse )


Там еще много чего. Впервые меня за последние годы сатирик действительно рассмешил. Хотя тут он как раз офигенно серьезен…
http://www.zadornov.net/3uho/
ыбки

МАМИНЫ ТЕТРАДКИ - СЕРИЯ 3

Я предупреждала: нее буду причесывать и редактировать ничего из этих воспоминаний. Светлые моменты, связанные с природой и «красотой» ,точнее,. представлением о прекрасном и высоком, соседствуют с позднейшими умозаключениями, как видно, сформировавшимися существенно позднее. Тщательно зафиксированные семейные истории и легенды (а зафиксированы они действительно тщательно - много позже я проверяла их: и история переселенных проигранных в карты 6 семей, и история о семье учителей Заустинских, и история расстрела маминого дяди Мити - это факты).
Вместе с тем факты, в отличие от придуманного романа, не ложатся в рамки: девочка, которая не умеет выговаривать отсутствующий в белорусском языке звук «ф» (и грамоте учится по «чытанке») - и отец «питерщик», который размышляет о судьбах России и о Босфоре с Дарданеллами. Семейная боль, связанная с раскулачиванием, страшный украинский голод, который был рядом - и «правительство не виновато».
Кое-что я уже отрывками давала...Война воспринимается как одна мировая, а не как две.
Сложные сельские взаимоотношения между родами оборачиваются тем, что одни ушли к партизанам, другие к немцам. Социальные проблемы оказываются национальными. Путаница полная.
А песни все эти я помню, которые цитировались в предыдущем посте. А еще были белорусские «Плыве човен, вады повен» и казачьи «Ой, при лузе, при лужке».
А «Трансваль, Трансваль, страна моя» - это я помню: пела даже не мама. А дед, тот самый. Питерщик. Я его еще застала маленькая. А вот бабушку Ганну и тетю Шуру - не застала. Об этом будет в тетрадках. И тетю Веру схоронили в 1974 году. Хоронил ее третий муж - все были военные. Первый убит в 1944 под Варшавой, со вторым разошлась…
Сейчас целостность рассказа теряется - то опять, шаг за шагом, год за годом - детство. Но все больше броски то в прошлое семьи, то в будущее, намеки на непонятную семейную драму…. И чудовищный страх нищеты. Она чувствует, что, как и ее нежная мама Ганна, так и не сносила ни одного хорошего платья. Но ей уже страшно за внуков - она не понимает в том, 1991 году, что мы, дети, уже живем иначе, в другом мире, что мы не голодаем, что от нас что-то зависит…
Вот такое небольшое предисловие к следующим сериям.
Продолжаем. Наверно, буду давать не названия, а кратко - о чем:
СИЛЬЧЕНКО, КИРИЛЕНКО, САМУСЕНКО… ШТАБС-КАПИТАН МИТЯ… ЛЕВКИН САД… ВСТУПАЕМ В КОЛХОЗ…

« В доме своего отца Ануфрия (о Ганне - С.Г.)она хотя много работала, но была уважаема.
У дедушки было 14 детей, в основном девочки, только 2 мальчика. Одного сына, Митю, дед учил. Другого, дядьку Левку, решил оставить на хозяйстве. Дед и вся семья Сильченко была очень работящая. С хозяйством управлялись. Дочерей дед отдавал замуж по договоренности с родителями жениха. Тетку Просю он отдал, грозя ружьем. Впоследствии Прося жила счастливо со своим Иваном…
Дед был в родстве с сильными родами в окрестностях. Предков основных фамилий в Круговце проиграл помещик не то в карты, не то променял на собак. И на Гомельщину привезли крестьян: Сильченко, Самусенко, Кириленко, Миненко, Чеботкова, Леонкова ( это 18 век - С.Г.). Раньше жили они на границе с Россией, Украиной. И там есть Круговец.
Collapse )

Продолжение следует.
ыбки

умер Сергей Дегтярев

в рассылке ИРП "Ушел из жизни тележурналист
Ленинградского телевидения Сергей Сергеевич Дегтярев.
Сергей Дегтярев был популярен и широко известен в период перестройки и
становления парламентаризма в Санкт-Петербурге и России, автор
популярной в то время программы <<Алтернатива>>, которая знакомила
телезрителей с новыми для жителей СССР демократическими ценностями.
Сергей был народным депутатом Ленинградского городского Совета XXI
созыва, был активным членом комиссии по свободе слова и средствам
массовой информации, где внес существенный вклад в становление в нашем
городе идей независимости прессы и служения ее интересам граждан."

помню. жалко.
Но упаси Господи умереть человеком из прошлого!
гравюра

Потаенные тропы Железной крепости

Если у вас образовался еще не отпуск, а всего лишь два-три свободных от работы или дачных хлопот дня и возникло желание куда-либо съездить за впечатлениями – есть место, куда добраться достаточно просто, а впечатления гарантированы. Это Старый Изборск под Псковом. Древняя крепость, исключительный ландшафт и невероятная духовная энергетика.

В течение многих лет здесь вели раскопки петербургские археологи, и с кем из них ни поговоришь – само имя «Изборск» они произносят с придыханием. Небольшой поселок или, согласно современному уродливому бюрократическому новоязу, сельское поселение. Тысяча жителей, средняя школа, почта, аптека, хозяйственный и продовольственный магазины. От Пскова всего 30 км по дороге на Ригу. 20 – 25 минут на автомашине, на рейсовом автобусе – меньше часа.

Collapse )
Пагоня

О ВЫБОРАХ И О ПРАДЕДЕ

Сильченко его была фамилия.
Жил в Круговце, недалеко от Пиревичей, Жлобинский район.
В 1917 году сгорело все, что он копил в банке. Начал сначала, потом начались колхозы. Детей было до фигища, двух дочерей долго искали чекисты - они вышли в свое время замуж за офицеров (но, вероятно, ушли за границу, потому их и не нашли). Дочерей прадед учил в гимназии, и еще одного сына, самого умного - погиб в 1918 году, немцы расстреляли, выдал священник - этот дважды георгиевский кавалер бунтовал рабочих на ближнем заводе... Тополя, которые прадед посадил на его могиле, старые, засохшие, но есть - я их видела.
Но не об этом речь. Когда в 1937 году объявили "типа выборы" - прадед взбеленился и сказал, что не пойдет, потому что Ленин сволочь и Сталин тоже. И что все не так, как надо. А ездили агитаторы (собачья работа - учтем расстояния, дороги и гужевой транспорт). И на эти выборы нужно было переться в большое село на своих двоих - коня-то в колхоз отобрали.
Думаете, прадеда расстреляли или хотя бы посадили?
Ни фига. За ним приехали, как рассказывает семья, "в хорошем возке", взяли под белы ручки, привезли на участок, и под неусыпным заботливым взором он бросил бюллетень. Ну, еще и огромная семья поумоляла...
Это я к тем, кто сейчас трясется и дрожит. А ведь ТОГДА за нежелание голосовать могли реально расстрелять - и не за такое в том же Круговце расстреливали...
Пагоня

Я не русская. Но против такого русского ничего не имею:



Чую с Волхова ветр пьянящий,
Что напутствует и ярит…
Возвращается дядя Ящер –
Запрещенной Руси реликт!


Мы спрямляем пути кривые,
Вновь – уверены и горды.
Воды Волхова волевые
Посильнее святой воды!

Ящер, Ящер багряноокий!
Бог – мерцающий Крокодил!
Дай нам, Ящер, простор широкий,
Совмещение крайних сил!

Ты вдохни, попалив кого-то,
В нас полярных зарниц огни,
Дай нам северный ветер, воды,
Что свободе вовек сродни!

Счет подводит Буслай Василий,
Попирая цареву власть.
«Историческую Россию»
Он в твою погружает пасть!



Широка, необъятна туша…
Но у Севера шире зев,
Что вмещает земную сушу,
И планиды, и звезд посев!

Сгинь, Империя, в этой бездне,
Погремушкой бренча степной,
Вместе с плеткой и пьяной песней,
И изломанною душой!

Вместе с «красным» и «белым» флагом,
С литургией покорных спин…
Встрепени же во мне варяга,
Ящер, Севера Властелин!

Снова парус над вольной речкой
Кличет лебедем на борьбу.
Мы руническою насечкой
Снова чертим свою судьбу!

Снова с воинской лодки нашей,
Шею вздев над свинцом реки,
Улыбается дядя Ящер,
Повивая огнем клыки!



Мы позорные клейма смыли.
Мы в себе истребили гнусь.
Сгинь, Россия, во чреве Змия!
Мы тебе отомстим за Русь!

Ты гнобила нас по острогам,
Ты снега истоптала в грязь,
Ты вливала узор Востока
В скандинавскую нашу вязь!

Мы – ушкуйники-сумасброды.
Мы историю пишем вновь.
Порождает разряд свободы
В нас воскресшая чудо-кровь!

Помним шелесты кельтской чащи
И тибетскую высоту…
Это сказочный дядя Ящер
В нас вздымается по хребту!

Помним моря седого хлопы
В борт мурманского корабля…
Мы – свободная Русь, Европа,
Начинаем отсчет с нуля!



Снова – дня вечевого возглас,
Меч ухватистый, да ушкуй!
Русский – значит Европа, вольность,
Воля, Север, стоячий хуй!

Так гуляй же, Дракон, пожаром
В нас, громоздкие плавя льды!
Посвящаем тебе дракары –
Так зовут на Руси ладьи.

Мелко зыбится мирозданье,
В коем ты пробиваешь брешь…
Посвящаем тебе Восстанье,
Посвящаем тебе Мятеж!

СЛАВА ЯЩЕРУ!
СЛАВА ЯЩЕРУ!
СЛАВА ЯЩЕРУ –
Огнепальному Батьке нашему!

(с) поэма Алексея Широпаева, фото Светланы Гаврилиной, Коркодела привёз из Петрозаводска в Петербург Вадим Штепа, креатив - Виктор Николаев (Шаву)