aneta_spb (aneta_spb) wrote,
aneta_spb
aneta_spb

Categories:

ШАЛАВА

(Но сначала необходимое замечание: я в последнее время мало пишу о политике. Вообще-то я совсем неполитическое существо по сути, просто постоянно приходится иметь дело с этой сферой. Но в конце концов, должен же быть кто-то в политике сугубо неполитический? Вот как я, к примеру. Будет что-то серьезное, что заставит меня серьезно и высказаться - разражусь. А пока так, смотрим и пишем всякое разное неполитическое)
ИТАК, ПРО ШАЛАВУ
У меня есть кузен, звать его Арнольд (не в честь Шварценнегера, про такого тогда помину не было). Сейчас он уже, наверно, старый (но как слышала, жив)- когда я была дошколенкой, ему было уже под 30 и вся родня переживала, что не остепенится и не женится. Он закончил физкультурный техникум, был накачан, самоуверен и сильно пьющ при этом и гуляющ. Целыми днями мать, родня и ближние знакомые перебирали имена каких-то Валь и Ядвиг, обсуждали плюсы и минусы, качали головами. При мне обо всем говорили, не врубаясь - если я уже умею читать, а также целыми днями шляюсь с разновозрастной детворой (садика не было, и я была предоставлена сама себе) - то в разговоры взрослых всяко чуть-чуть врубаюсь. И запоминаю их.
Как-то выплыло новое имя - Галя.
-Шалава! - в сердцах стучала кулаком матушка. - Фу-ты, ну-ты. Паненка такая! Белоручка! Такая ни картошки не посадит, ни бураков не прополет! Жопой вертит! Да и посмотреть-то не на что, кожа да кости!
- Шалава... - согласно кивали соседки. Если при разговорах присутствовал Арнольд, он молча подливал себе водки или плодововыгодного местного винца, несмотря на сугубую трезвость всех остальных. Алкоголь, предназначенный для найма разных мужичков для разных работ, улетучивался, мать потом переживала:
- Пропадет совсем. Жениться надо, только не на шалаве.
Как-то зимой матушка повезла меня в областную больницу - я там лежала перед этим, и через месяц нужно было показать меня тому врачу, который меня вел. Мы возвращались по снежным улицам к вокзалу, на деревьях был иней, светило солнышко, на ветках сидели снегири. Начинались голубые сумерки, а Гродно в голубых снежных сумерках - ну кто был, тот знает.
И вот в сумерках возникло (как мне показалось) чудесное видение. Тоненькая девушка в вязаной шапочке с помпончиком, из шапочки выбиваются темные волосы. Черненькое расстегнутое пальтишко, под ним свитерок и драповая прямая юбка, руки в пуховых варежках. В ажурной сеточке - ботинки с коньками, спортивный костюм и книжка.
Она была чудесна. Она немножко трудно дышала, видимо, или бежала откуда-то, или просто издалека быстро шла в то в горку, то под горку. У нее была помада на губах, немножко смазана. Она приблизилась к нам и в морозном воздухе запахло лимоном. А чулочки у нее были со швом. Еще она была в очках, поэтому мне ее стало еще и немного жалко. "Такая красивая, а ее, наверно, мучают, очкариком дразнят" - подумала я - больше всего на свете я сама боялась оказаться в очках - и ведь через год пришлось их надеть...
- Здравствуйте, тетя Надя! - весело сказала девушка. И голос ее не обманул, именно таким он и должен был быть - чуть-чуть хрипловатым, но при этом невесомым и звонким. - А это ваша Света, да? Какая большая уже!
- Светочка - а это Галя. - сказала мама. - Она дружит с нашим Арнольдом.
И на девушкину улыбку мама заулыбалась официально и "воспитанно".
- А. Шалава. - констатировала я. Девушка слегка оторопела, а потом весело сказала:
- Ой, тетя Надя, я побежала, мне еще тут к экзамену готовиться... - и умчалась едва ли не вприпрыжку. Я удивилась: "Разве так бегают взрослые девушки? Они должны выступать как павы, тем более ТАКИЕ... Но мне нравится. Это красиво. А Арнольд ей, наверно, так бегать не разрешает". От размышлений меня отвлекла мощная затрещина:
- Думай, что говоришь! Совсем дикая, нельзя тебя в люди выпускать!
Дома я быстро уснула, потом еще и простудилась, как выяснилось - ноги замерзли за день, а потом валенки промокли в пригородном поезде. Больше про Галю я ничего и никогда не слышала. Когда выздоровела - узнала, что Арнольд скоро женится. На Вере. Дочке тети Жени из маленькой деревни. Вера работящая и здоровая.
Так оно и произошло. Я иногда бывала в доме у тети Жени, там в холодной половине дома был настоящий земляной пол, стояло много крынок и маслобойка. Масло получалось очень вкусное. Тетя Женя мне нравилась - морщинистая и сильная. Вера же казалась блеклой, несмотря на здоровый румянец, она была рыхлая, с пористой кожей и с уже "круглой" спиной (я тогда не разбиралась в таких подробностях - но зрительная память все зафиксировала).
Но в общем-то мне было не до них. К концу затяжной зимы мне все-таки купили коньки-"снегурки", но без ботинок - я привязывала их ремешками к валенкам. Но все равно это были коньки, сбывшаяся мечта...
Галя однажды мне приснилась. И проснувшись, я подумала: "От Арнольда она все равно бы убежала".
Вот до сих пор не пойму: это действительно я снаивничала с "шалавой" или это была спонтанная намеренная провокация? Ведь чувствовала же, что получу от матери больно...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments