aneta_spb (aneta_spb) wrote,
aneta_spb
aneta_spb

Category:

Итак, жуткая поэма про инцест в нескольких поколениях

Ох, намучилась с этим явлением природы. Лирушницы его ж даже по-человечески не опубликовали., пришлось адаптировать. Маленькое предисловие. Как я уже писала, это произведение неизвестного автора я впервые прочла на бумаге в альбоме мелкого уголовника-рецидивиста, затем уже совсем алкаша (его в итоге убила вполне цивильная тетка, оформившая с ним фиктивный брак с целью получения жилплощади, а дальше... я его предупреждала, он не поверил)Тут и целая фаталистическая философия, и черта в стуле. Но вот что лирушечницы, вроде девочки городские (этот-то был серый и с детства по баракам) такое перепечатывают - ну культурный феномен. Больше мне нечего даже сказать.

.



В тени кудрявых тополей
Средь русских живописных мест
Где пел на зорьке соловей
Стоит гранитный крест.

И проходивши мимо люди
Глаза невольно поднимали
И надпись странную на нем
С недаумением читали. (вот четко помню - у уголовника было все-таки "с недОумением"!)

"Здесь два покойника лежат,
Убитых тяжкою судьбою
Муж с женою,брат с сестрою,
Отец с дочерью своей." (этого в альбоме уголовника вообще не было - видимо, чтобы интрига была дальше)

С тех пор,мой друг,прошли года
как я не видывал кручины
Простившись с детством навсегда
Я сделал первый шаг мужчины.
Тот шаг,при всем моем желание,
Не смыть из памяти моей
И при его воспоминании
Краснею чуть не до ушей.
Да,кому и довелось
Тот шаг никто не забывает
И с того шага дальше в жизнь
Уж всяк по своему шагает.


Один женился и живет
Завел хозяйство,ребятишек
С зарей уйдет с зарей прийдет
И так живет среди людишек.
Другой,внимая наставлениям,
Не так уж глупого отца
Пошол дорогой просвещенья
И выйдет толк из молодца.
А третий,более дурной,
Не слушал наставлений брата
Был смыт губительной волной
И опустился в трюм разврата.
Тебе,как другу по несчастью,
Поэму эту расскажу
Случилось где это незнаю
Ее я часто вспоминаю
А мой удел тебе известен
С тобой мы старые друзья
Тому он будет интересен
Кто не был там, где ты да я.


Кто не был может и побудет
Хлебнет и горя и тоски
А кто побыл,тот не забудет
До самой гробовой доски.

В пример распутному народу
Я знаю жизнь,как дважды два. (И ВОТ ОНО НАЧИНАЕТСЯ!)

Лет тридцать пять всего от роду
Жила богатая вдова.
Во всем селе во всей округе
Вдове красивой,равных нет
И свято память о супруге
Она хранила много лет.
Религиозные обряды
Она блюла по четвергам
И свет божественной лампады
Горел в окне по вечерам
Отбоев небыло от сватов
На протяжении многих лет
Всем неимущим и богатым
Один ответ был только"нет!"
В мужьях ей выбор был большой
Но не хотела замуж Нина
И лиш милея всей душой (френды, напоминаю, орфография ли-ру!!!! У уголовника были стилистические ляпы, но "лиш" там не было!!!!)
Она воспитывала сына.
А сына звали Анатолий
Ему уже семнадцать лет
Внимая материнской боли
Жил в городе,учился в школе
Как ключ душевной красоты
Он был для Нины утешеньем
И были в голове мечты
Кем сын ее в грядущем станет
Во сне видала будто он
То лир (?),то банком управляет
Но ведь не каждый через сон
Свое грядущее узнает.

Своими снами и мечтами
Она делилась иногда
С служанкой,с чудными глазами
Которую недавно наняла.
Итак,мой друг,вернемся к Нине
Манящей прелести полна
Мечтая,как всегда,о сыне
Она сидела у окна.
Был вечер в середине мая
С весенним теплым ветерком
Листва манила молодая
Садилось солнце за селом.
Его последние лучи
Скользили в окнах,по березам
Не угамонные грачи ( у уголовника точно было "неугомонные"!!!!)
Там копашились в гнездах.
Все так величественно,мирно
Все так и клонится ко сну
Вдова,прикрывши гордо очи,
Собралась удалиться к ночи.
Вдруг за околицей,садами
Нарушив ржаньем тишину
Промчалась тройка с бубенцами
Вдова приблизилась к окну.
Забилось сердце так тревожно
Узнав давно знакомый звон
И целовавши медальон
Она шептала"Это он!"
И правда,весело и бойко
Под звон веселый бубенца
Гнедая,взмыленная тройка
Остановилась у крыльца.
"Сын мой!" и сын раскрыл объятья
Навстречу матери идет
И полились тут слезы счастья
Не видя сына ровно год.
Жизнь покоряется природе
Свои законы у нее
Недаром говорят в народе
Природа требует свое.
Кто в возрасте,тот это знает
Кто молод,пусть еще живет
Быть может тоже испытает
Когда его черед прийдет.
Вот так,мой друг,и Анатолий
Тому был возрасту подстать
С своими чувствами,против воли
Он стал к служанке приставать.
Я не скажу,чтоб красотою
Она цвела,наоборот
Но ведь симпатия порою
Над красотою верх берет.
Была служанка чуть курноса (почему-то у уголовника было совершенно нелепо "была курсистка чуть курноса" - видимо, ради аллитерации)
Веснушки были на щеках
Всегда распущенные косы,
Но красота была в глазах.
Её глаза светились лаской
Он в них смотрел бы без конца
И эти ласковые глазки
На грех толкнули молодца.
Служанка избегала Толю
Боялась что узнает мать
Но пред юной красотою
Не в силах было устоять.
И так он сделал первый шаг
Который требует природа
Они сливали чувство благ (вот зедсь не помню, что было у уголовника - но этого не было точно)
На протяжении пол года.
Незнала мать,что сын нахальный
Крадется ночью,словно кот
Не знала,что служанка в спальне
Полунагая его ждет.
Но сколь веревочка не вьется
Конец ей будет,как всегда
Служанка Нине признается
Сама краснея от стыда.
"Не может быть!Я не поверю!"
Вскричала Нина и во зле
Подобно раненному зверю
Металась в полуночной мгле.
От этих пакостных известий
Страдала горькая душа
Она всех дел,грязнивших чести
Боялась больше чем ножа.
И вот ни гаданно ни жданно
Беда змиею приползла
И ядом смазанная рана
у ней на сердце замерла.
Над тихим,маленьким селом
Шол дождь порывистый и частый
Верба склонилась под окном
В домах огни уже погасли.
Но кто в старинном барском доме
К служанке двери отворил
Крадется сдерживая пыл
Чьи это радостные очи
Мерцают средь осенней ночи
Постой безумец! не ходи!
Несчастье будет впереди
Куда идешь ты улыбаясь
Неужто сердце не болит
Не знаеш ты,что подменились
В постели мать твоя лежит. (В альбоме уголовника было так: "ведь со служанкой поменяясь, в постеле мать твоя лежит")

Но все свершилось,а с рассветом
Узнав,что скрыла эта ночь
С отцовским,старым пистолетом ( там было " и вот с отцовским пистолетом")
Он на коне умчался прочь.
Пришла зима и все просторы
покрыл пушистый белый снег.
Вот так,мой друг,и Нина наша
Мятежной горечи полна
Страдая от потери сына
она сидела у окна.
Сквозь море неустанных слез
На медальон она взирала
И в жемчуга горячих звезд
Холодный камень целовала.
В нем,под сиянием рубина,
Смотрел с улыбкой образ сына.
В ее больном воображеньи
Была та роковая ночь
Она боялась даже тени
И от людей бежала прочь.
Нет не забыть ей никогда
Как дверь во мраке отворилась
Как сын вошел и без стыда
Его рука по ней скользила.
Отвергнуть руку не смогла
Окутана какойто страстью
Все чувства ревности и зла
Сменились нежной женской лаской.
Качаясь ехала карета
Ямщик сидел под козырьком
Был занят трубкой с табаком.
Вдруг кони вздрогнули и встали
И чья то сильная рука
Под яркий блеск холодной стали
Стащила наземь ямщика
С такой же честью и успехом
В испуге связан был барон
А через час с веселым смехом
Бандиты пили крепкий ром
С открытой задушевной болью
Пил ром средь них и Анатолий
Но это ведь не вся беда
У этой бедненькой вдовенки

Под плеск колодезной воды
Шептались утром две бабенки
Действительно,с большим позором
Шла по окресностям молва
Что от родного сына вскоре
Родит богатая вдова
Что греховодница служанка

Ушла куда глаза глядят
Что нанялась одна сельчанка
Старушка лет под шестьдесят
Что мать не движется в постели
И ничего ни ест ни пьет
И еле держит душу в теле
Вот вот должно быть отойдет
Что сын прохожих убивает (У уголовника было с красивым отточием: "...а сын прохожих убивает...")


И вот осенним хмурым утром
По сонным улицам села
Походкой тихой и унылой
Колона траурная шла
Среди колоны,шагом тихим
Чадя кадилом шагал поп
А впереди под покрывалом
Несли дубовый черный гроб
Из окон маленьких домов
Смотрели заспанные лица
Так от мучительных родов
Ушла в последний путь вдовица



Ее на кладбище ждала
Сажень раскопанной земли
Спустили гроб как подобает
Похоронили и ушли
Вот так,мой друг,и нас с тобой
Такая участь вскоре ждет
Но крест над нашей головою
Наврятли кто нибудь вобьет



Прошло семь лет и той дорогой
какая к кладбищю ведет
Походкой медленной убогой
Старушка дряхленькая шла
Качало ветром старушонку
Но все равно она брела
И семилетнюю девчонку
Старуха за руку вела



Пред ними поле расстилалось
Пестрея красками цветов
Над ними солнце улыбалось
Из-за лазурных облаков.


На косогорье церковь божья
Хранила тот загробный мир
Где обиходы и обряды
Дед хмурый старый сторожил
Но вот она остановилась
Перекрестилась,вновь пошла
И через пол часа склонилась
Над бугорком сухой земли
Пред нею памятник высокий
Стоял с распятием христа
Какими горькими слезами
Рыдало бедное дитя

На дикой каменной скале
Стояла башня величаво
За этой каменной стеной
Душа преступника страдала
Он был заросший ,словно зверь
Закованный в стальные цепи
Он на решотку и на дверь
Смотрел со злом и жаждой мести
Он молод был, но седина
Сквозь кудри часто пробивалась
И тело грязное в крови
Едва-едва передвигалось
Кто в нем узнал того бы парня
Который девственным лицом
В лучах рубинового камня
Смотрел веселым молодцом
Да это был,но лиш в неволе
Главарь бандитов-Анатолий
Вот до чегож его довел
Тот первый шаг безумной страсти
Теперь беспомощный и злой
Он был в руках тюремной власти
Родная мать прийди взгляни
Как сын закованный страдает
Как в золоте июльских дней
В сыром подвале умирает
Не слышишь ты в загробном мире
Что сын попался в грязном деле
В воскресный день,как никогда
Зал переполнен был суда
За черным бархатным столом
Сидели судья от народа
А за стеной,от зла спотевши,
Сидели сотни потерпевших
Он был нахмурен,как гроза,
Глаза его блестели гневом
Он судьям в наглые глаза
Смотрел презрительно и смело
Шумел разгневанный народ
Никто не требовал защиты
И публика и обвинитель
Все требовали эшафот!!
Встал адвокат,но злые крики
Не дали вымолвить двух слов
И злые взгляды,словно пики,
Были тогда среди врагов
Защитник возмутившись сел
И больше встать уж не посмел
Но тут,как черная змея,
Пропитана смертельным ядом
Из-за стола встает судья
И зал обводит хмурым взглядом
Итак друзья конец делам
Да будет суд наш справедливый
Послушаем что скажет сам
В последнем слове подсудимый
Преступник еле-еле встал
Гремя железными цепями
И побледневшими губами
Он громким голосом сказал
У вас защиты не ищу
И на колени я не встану
Уж лучше голову сложу
Как подобает атаману
Преступник сел и словно током
Обдало множество сердец
И не один глубоким вздохом
Предчувствовал ему конец.
Последний раз встает судья
Сказать два слова на прощанье
Итак,все кончено друзья
И суд идет на совещание (такая клевая вставная новелла про суд,нет? Аффтар несомненно был одарен!)
Но не прошло пяти минут
Как судьи возвратились снова
Все встали заново и ждут
Чтоб не пропустить ни слова
Настала в зале тишина
Все затаив дыханье ждали
Лиш слышно было у окна
Как мухи жалобно жужжали
Судья достал тут приговор
Прочел заглавные места
Все взоры острыми штыками
Направили ему в уста
Тут с шумом распахнулись двери
И двадцать бравых молодцов
Ворвались в двери словно звери
Народ и судьи онемели
И приговор в руках судьи
Так недочитанным остался
Как Анатолий атаман
С друзьями снова оказался

...В одном из шумных городов
Был пышный новогодний бал
Весь свет зажиточных дворов
Съезжались в театральный зал
У входа в бархатном ливрее
Стоял почтительно швейцар
А в зале,роскошью пестрея
Кружились в вальсе сотни пар
Мелькало все в хмельном раздоре (?)
Рекой шампанское лилось
И в удалом бакальном звоне
Не слышно было горьких слез
А слезы были эти рядом
Терзая раненную грудь
Тот человек с суровым взглядом
Припомнил пройденный свой путь
Припомнил,глянул на бокал
И как ребенок зарыдал
Седые пряди в волосах
Свидетели его скитаний
Ведь он за тридцать своих лет
Исколесил весь белый свет
И жизнь разбойничью лихую
Он бросил раз и на всегда
И вот опять в края родные
Вернулся все он повидать
Теперь он чист,богат и славен
И лиш под выпитый вином (вот это "лиш" меня, полную нерусь, изумляет)
Бывает иногда печален
Припоминая о былом
Он был красивый сам собою
Дышал величеством своим
Его глаза,как у цыгана
Горели словно чернослив
Усы его,как смоль черны
Уста его всегда сияли
Густые брови,римский нос
И локоны седых волос
Не мало дам большого света
Таили к молодцу любовь
Но у красивого брюнета
Давно остыла к дамам кровь
Устав от танцев раскрасневшись
В туалете девушка одна
Перед зеркалом вертелась
Собиралась уходить она
Но вдруг на чей то зоркий взгляд
Она невольно обернулась
И ее тело молодое
Мелкой дрожью встрепенулось
Пред ней стоял,нахмурив брови
Известный в свете Анатолий
Она не раз его видала
Среди друзей,среди балов
И много раз о нем мечтала
Во время скучных вечеров
Пред ним,как чудо красоты
Стояло женское созданье
Давно забытые мечты
Внем возбудили вновь желанье
А через час орловских пара
Несла карету во весь дух
Как Анатолий и Тамара
Покинули веселый круг
Через неделю в божьем храме
Под шопот тысячей зевак
Священник громкими словами
Благословил священный брак
То по велению божьей воли
Под венцом стояла пара
Один красавец Анатолий
И с ним красавица Тамара
Росла Тамара сиротой
Родителей своих не знала
Ее с душевной теплотой
Старушка няня воспитала
Она лиш помнит то село
Где ее детство пролетело
Да речку,словно серебро
Куда купаться прибегала
Кладбище в зелени берез
Где ее мать похоронили
Где много много горьких слез
Пролито над сырой могилой
Отец ее пропал без вести
Давно быть может помер он
И лиш от мамы по наследству
Ей бабкой отдан медальон
С тех пор красивый медальон
С груди сиротка не снимала
И часто под церковный звон

Холодный камень целовала
В нем над сплетением венца
Был образ юного отца
Венчанье кончилось и в храме
Настала тишь и пустота
И по дороге с бубенцами
Неслась веселая чета
Гремела свадьба удалая
Рекой шампанское лилось
Три дня за здравие гуляли
И новобрачных поздравляли
С супругов не сводили глаз
Среди хмельного полумрака
И вот настал желанный час
Желанный час любви и брака
Служанка быстрыми руками
Одежду с барыни сняла
Накрыла ложу простынями
Благословила и ушла
Тамара бабушкин завет
В душе своей хранила прочно
И за свои семнадцать лет
Была чиста и непорочна
Все то,что с детства берегла
На ложе это принесла
Со скрипом отворились двери
Тамара дрогнула слегка
Когда на тело опустилась
Его скользящая рука
А через несколько мгновений
Слились их жаркие уста
И в нежной страсти поцелуев
Сбылася давняя мечта
Он отдал ей весь жар души
Она ему любовь и честь
И за спиной угар хмельной
Носился шумною толпой
Играли,пели,веселились
Летели шутки всех мастей
И многие среди гостей
Мечтою в спальню уносились
А там счастливая чета
Сливала с жадностью уста
Забыв совсем про все на свете
И счастью небыло конца
Вдруг,как ужаленный змеей
Вскочил с постели Анатолий
Вскочил и встал перед женой
Со злом в глазах,нахмурив брови
На белоснежной груди своей жены
Узнал знакомый медальон
Как он попал к тебе ? скажи
Да только правду,безо лжи
Что тут скрыватьИгрушку эту
Мне бабка старая дала
По материнскому завету
И вскоре на тот свет ушла.
Чем ты напуган,мой любимый?
И побледнел ты,как мертвец
Неужто ты такой ревнивый
Ведь в медальоне мой отец!
Отец?!Я сам его узнал
Он с детства мне знаком
И дочь моя,сестра моя
Жена моя,отец твой я!!!
И в грудь испуганной Тамаре
Вонзил безжалостно кинжал
Кровь хлынула из белой груди
Тут с шумом распахнулась дверь
Сбегаться в спальню стали люди
А он стоял с ножом,как зверь


Он тихим голосом спросил
Зачем пришли,уйдите прочь
Я не жену свою убил
А я убил родную дочь!
Она мне дочь,сестра,жена
Я ей отец,супруг и брат
Но в этом не ее вина
Один во всем я виноват.



Ну и в общем, он закололся (это многабукаф), а дальше
Невнятно что-то прошептал
И на пол замертво упал.
Tags: хомосапиенсы? ржака
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments